Психология

Гендерные исследования


 

     Оглавление           Далее >>       



Кехтер Марина Владимировна певица, поэтесса, магистр психологии

 

Гендерное равенство: интеграция женского как составляющей новой эволюционной парадигмы 

М. В. Кехтер, г. Харьков
 

    Двадцатый век остался в нашей памяти как эпоха выдающихся научных открытий и достижений. Но двадцать первое столетие, к сожалению, унаследовало от прошлого немало глобальных проблем, решение которых является крайне необходимым для возможности дальнейшего эволюционного развития общества. В нашей статье рассматривается проблема гармоничного, конструктивного взаимодействия мужского и женского в социуме, пути преодоления гендерной дискриминации и негативного воздействия гендерных стереотипов на конструктивное, творческое развитие личности.


    В свете демократизации социальных процессов в Украине проблема гендерного равенства играет важнейшую роль. Женщины сегодня являются катализатором, через который просвечиваются все проблемы прав человека и парадоксальным в Украине, как и в других странах постсоветского пространства, является необходимость для женщин бороться сегодня за те права и социальные защиты, которые они уже имели. 
    Гендерная проблематика в последние годы активно развивается в философии, психологии, социологии, политических науках. 
    Целью статьи
является привлечение внимания к проблеме гендерного равенства, а также освещение результатов эксперимента, проведенного со студентами и направленного на расширение границ представлений о гендерных стереотипах.
    В статье использовалась литература таких современных исследователей, как Хофстед, Бем, Жеребкина, Пригожин и др. 
    Современное общество формировалось в условиях двухтысячелетнего доминирования патриархатной культуры, маскулинной по своей сути, характерной чертой ее является жестоко детерминированная структура социальных отношений с преобладанием авторитарного типа управления. В интеллектуальной истории человечества господствовала мизогиния- нейтрализация, исключение женского как из системы рационального философского мышления, так и из системы организации общественной жизни. Философия феминизма второй половины прошлого века внесла существенный вклад в отказ от практики бинарного философского мышления, она обосновала равноправие для всех практик и форм жизни, чем способствует утверждению принципов открытости, динамичности, неиерархичности в сфере общественной жизни и развитию демократических стратегий в сфере демократического мышления. Отражая маркированный как "мужской" тип мышления, научная стратегия классической науки сводилась к технологии контролирования природы и общества. Женский опыт переживания и осмысления жизни был полностью нивелирован.
    Жесткий детерминизм, свойственный патриархатному мировосприятию, является характерной чертой локальных систем, и попытки распространить законы, действующие в локальных системах, на все мироустройство, приводят к негативным последствиям, особенно в условиях современной скорости развития технологий и возможности влияния человека на среду своего обитания. Переосмысление отношений человека с реальностью, невозможное без включения женского как равнозначной составляющей, становится все более актуальной для современного понимания устройства социальных систем как открытых, находящихся в постоянном взаимодействии со средой, что соответствует концепции работы любой живой системы, а социум - должен быть и является таковым.
    Наука погружена в социум, и социум впитывал в первую очередь те идеи, которые подтверждали "правильность" социальных изменений того или иного исторического периода. Например, широкое распространение Ньютоновской системы мировоззрения в Западной Европе в эпоху крушения феодализма и наступления машинной цивилизации является яркой демонстрацией попытки придать универсальность законам, действующим в локальных областях реальности. Наука развивалась и отражала диалог человека с природой. Отчаянные попытки объять необъятное, страх и ощущение собственной беспомощности зачастую толкали человека к желанию найти простые объяснения сложным явлениям, к представлению о природе как о большой механической игрушке, в которой все процессы протекают в соответствии с закономерностями, в которых знание исходных условий дает гарантию предвидения результата; жесткий детерминизм, расчленение всего живого на части, привязанность к поиску во всем вертикальной иерархии уводили от понимания природы в ее естественном состоянии. Говоря "человек" мы можем с полным правом поставить знак = и сказать "мужчина". Женщина с ее уникальным опытом переживания мира, а заодно и все, что номинировалось в европейской культуре как проявление женского, т.е. не вписывающегося в линейное мышление, в границы рационального - просто отбрасывалось, приравнивалось к понятиям "природа", "стихия", "хаос", т.е. тому, что нуждается в покорении, контроле (а непокоренное и неконтролируемое вызывало страх). Поскольку женское маркировалось как "природа", сама женщина существовала без права голоса и права участия в создании общечеловеческой концепции мировоззренческой картины мира. Патриархат окончательно победил, но человечество проиграло. Началась длительная борьба человека с самим собой, были разрушены естественные отношения с природой, доминирующая культура обрела черты личности с комплексом неполноценности, пытающейся компенсировать проблемы своего "недоразвития" за счет "кого-то другого". Этим "кем-то другим" для мужчины оказалась женщина, а для человечества - природа. Яркое свидетельство этому - экологическая ситуация на всем земном шаре. Человечеству стало трудно выживать на планете, так как основную часть своего мыслительного процесса оно проводит в пространстве социокультурных структур, далеких от реальной жизни, той жизни, началом которой является природа. Ради повышения или понижения цены на баррель нефти мировые лидеры тратят жизненные и материальные ресурсы для компенсации своих амбициозных запросов. Несравнимо меньшие объемы всего этого тратятся на решение действительно жизненно важных проблем человечества.
    Социальное управление на протяжении последних тысячелетий также имело в своей основе патриархатную структуру. Приведём отрывок из философских эссе Георга Зиммеля: "Искусство, патриотизм, мораль в целом и социальные идеи в частности, правильность практического суждения и объективность теоретических знаний, энергия и глубина жизни - все эти категории по своей форме и притязаниям принадлежат всему человечеству, но в своей реальной исторической конфигурации они насквозь мужские. Допустим, что все эти вещи, рассматриваемые как абсолютные, мы определим единственным словом "объективные". Тогда мы обнаружим, что в истории нашей расы имеет силу равенство: объективный = мужской". 
    Но для чего женщине экономическая и политическая власть? С философской точки зрения социальная система представляет собой объект и субъект управления. Система взаимодействует со средой в первую очередь через получение информации, затем происходит ее обработка, и на выходе система воздействует на объект управления. В социальном управлении объектом управления является общество, которое, в свою очередь, состоит из мужчин и женщин. Но субъектами управления в подавляющем большинстве своем являются мужчины. На входе в систему вся информация об обществе также проходит обработку в мужском варианте мировосприятия. Естественно, что на выходе подобная система социального управления несет в себе качественно одностороннее отражение реальности. Триадис отмечал, что насилие по отношению к женам распространено примерно в 84% стран, что взрослые женщины с наибольшей вероятностью становятся жертвами насилия, а взрослые мужчины - виновными в его совершении, что избиение жен случается чаще всего в тех сообществах, где мужчина пользуется большей экономической властью и свободой в принятии решений, чем жена. В механизме управления фундаментальная роль принадлежит обратной связи. В общей формуле данный принцип гласит так: в любом взаимодействии источник и приемник неизбежно меняются местами. Система социального управления с "мужским лицом" в конечном итоге уничтожала и самого мужчину, так как, обладая чисто мужскими свойствами преклонения перед силой и верой в позволительность насилия, рождала политические режимы с выраженными признаками шовинизма, например, фашизм. Мужчина, став "пушечным мясом" для войн, на себе испытал всю отвратительность и противоестественность веры в то, что прав тот, кто сильнее.
    На результат деятельности человека, безусловно, влияет его личный эмпирический опыт. Поэтому мужчина как субъект системы управления в своих действиях отразит лишь свое эмпирическое представление об этих проблемах, что не лучшим образом сказывается на жизни мужчин и женщин. Количественное преобладание мужчин в системе социального управления, особенно на его ключевых узлах, является гендерной дискриминацией и никак не оправдано с точки зрения здорового функционирования системы управления. Но только механическое выравнивание количественного равновесия не решит сегодня проблему гендерного равноправия. За тысячелетия дискриминационного отношения к себе женщина получила такой стресс, что само понятие женственности зачастую потеряно представительницами прекрасного пола. Великая французская революция, а затем и социалистическая впустила женщину в информационное пространство социальной жизни через мужские двери. "Женское" так и осталось репрессированным. Георг Зиммель отмечает, что оценочные стандарты не являются нейтральными, не учитывают различия полов, но по сути своей - мужские… Мы не верим в чисто "человеческую" цивилизацию, в которой не возникала бы проблема пола по той же самой причине, которая отделяет подобную цивилизацию от реально существующей, а именно по причине наивного (так сказать) отождествления понятий "человеческое существо" и "мужчина" - понятий, которые во многих языках обозначалось одним и тем же словом. Уникальность женского как такового обесценена, потеряна, что делает контакт субъекта с реальностью прерванным, лишенным тактильности, иллюзорным, а, значит, лишенным возможности реализации творческого приспособления к среде. Постоянное принижение всего, что связано с женской деятельностью в обществе, приводит к тому, что сегодня женщина, пытаясь защититься психологически, уходит от женственности, у нее возникает комплекс маскулинности. Формула "женщина равна мужчине" помещает женщину в "прокрустово ложе", где ей отсекают все, что не присуще сильному полу. Но понятие "равенство" не должно означать "одинаковость". "Война полов" бессмысленна. Женщина должна иметь возможность быть собой, кризис маскулинности заключается в стремлении противопоставить мужское как "правильное" женскому "неправильному". Юнг писал, что женщина есть источник информации о вещах, не доступных мужчине. Биологическая и социальная системы являются открытыми (они обмениваются энергией, информацией со средой). Если представить мужчину индивидом "А", а женщину индивидом "В", то в контексте информационного взаимодействия реальна ситуация, когда сигнал, испускаемый окружающей средой и не детектируемый индивидом "А", может быть воспринят индивидом "В" и преобразован в сигнал другого рода, для обнаружения которого у индивида "А" имеется все необходимое. Таким образом, для открытой системы обмен энергией и информацией со средой обеспечивается тем лучше, чем шире спектр этого взаимодействия. Вытеснение, игнорирование информации, номинированной как женской, приводит к деформации обменных прессов информационного пространства социума и среды и, как следствие, негативно сказывается на развитии социума.
    Понятие "гендер" является ключевым в деконструкции сформировавшихся под влиянием патриархата социальных стереотипов и способным заложить основы для более здорового, полноценного формирования общества и субъекта. В противовес рациональному субъекту патриархатных стратегий, гендер оперирует понятием "субьективность", включая в рациональный базис коннотации вчувствования, тактильность.
    Впервые определение гендера появилось в статье Гейла Рубина "Обмен женщинами: заметки по политэкономии пола". В ней понятие "гендер" определяется как комплекс соглашений, регулирующих биологический пол как предмет общественной деятельности. Гейл Рубин отмечает, что социальный пол представляет собой форму социального разделения, связанного с разными возможностями. Свою теорию он выводит из разработки энгельсовской теории, где половое учение выводится из учения о родстве, далее разработанная в книге Леви-Стросса "Основные структуры родства", где родство рассматривается как наложение культурной организации на биологическое воспроизводство.
    Гендер как дисциплина в образовательной системе позволит создать новый культурный уровень, что будет способствовать освоению женских стратегий выживания, развития социума, отличных от патриархатных как эволюция отличается от революции. Это подтверждают исследования Хофстеда, согласно которым высокая степень маскулинности, присущая данной культуре, означает высокую ценность в ней материальных вещей, власти и представительности. Культуры, в которых главной ценностью является сам человек, его воспитание, считаются феминными, или основанными на "женском начале".
    Английское слово Gender означает род, как грамматический род, или вид, в смысле отношения к определенному классу, или в человеческом обществе - к семейной родовой традиции, к тому, что устанавливает связь поколений или генераций. Оно призвано отличать "социальный пол" от биологического пола, обозначаемого Sex.
    Областью гендерных исследований являются психологические, социокультурные особенности, которые приписываются одному или другому полу в тот или иной исторический период и являются поводом для возникновения гендерных стереотипов в культурах. В США гендерные исследования уже на протяжении десяти лет имеют статус официальной учебной и научной дисциплины обязательной для изучения, например, социальными работниками и государственными служащими. Когда говорят о гендере, то предполагают изначально установленное различие в процессе формирования той или иной культуры социального положения мужчины и женщины.
    "Мы можем отличить "пол" (sex) в смысле биологических и анатомических различий между мужчиной и женщиной от сексуальной активности… Если пол имеет отношение к физическим, телесным различиям между женщиной и мужчиной, то понятие "гендер" затрагивает их психологические, социальные и культурные особенности. Разграничение пола и гендера является фундаментальным, так как многие различия между мужчиной и женщиной не являются биологическими по своей природе. Если пол индивида биологически детерминирован, то род (гендер) является культурно и социально заданным".
    До конца шестидесятых годов двадцатого века социальная психология игнорировала гендерные отношения и даже не рассматривала женщин как дискриминируемую социальную группу, но еще Адлер отмечал, что мужчины требуют и получают за свой труд большую плату, чем женщины, "это положение находит свое отражение в умах большинства людей в виде мнения, что женщины созданы для мужчин и для их обслуживания, однако это надуманное предположение, основанное на искусственном разделении естественной связи между полами,… естественные признаки женственности обесцениваются…"  Преимущество мужчин не имеет природного характера, и поэтому его пришлось закрепить рядом законов. Долгое время женщины не имели права обучатся в университетах, в России до 1917 года женщинам было запрещено преподавать. Женщины, участвовавшие в Великой Французской революции, возмущались, что права человека и гражданина существуют лишь для мужчин, в соответствии с доктриной Руссо. Английский философ и экономист Джон Стюарт Милль одним из первых выдвинул концепцию равных полов, но в Европе XVIII-XIX веков равенство между мужчинами и женщинами распространялось только на уплату налогов. Например, права на владение собственностью существенно ограничены, в Англии замужняя женщина теряла право распоряжаться своим имуществом. Отношения в браке в России в средние века регламентировались "Домостроем", в котором положение женщины определялось как положение старшей из слуг. В период страшного средневековья в Европе погибали миллионы женщин в кострах инквизиции.
    Серьезным результатом мифа о неполноценности всего, что несет в себе черты женского начала, является своеобразная полярность позиций. Все мужское просто идентифицируется со значимостью, силой и непобедимостью; женской половине отводятся покорность, раболепство и второсортность. Подобные стереотипы сохранили свое влияние и в наши дни.
    С целью изучения влияния расширения границ представлений о гендерных стереотипах в студенческой среде нами были проведены констатирующий и формирующий эксперименты. Для исследования факторов самооценки использовалась методика личностного дифференциала (ЛД).Методика разработана на базе современного русского языка и отражает сформировавшиеся в нашей культуре представления о структуре личности. Методика ЛД адаптирована сотрудниками психоневрологического института имени В. М. Бехтерева, она является компактным и валидным инструментом изучения определенных свойств личности, ее самосознания. Для исследования гендерной идентичности применяется анкетирование по опроснику, разработанному Сандрой Бем, в литературе упоминается как анкета (опросник) половых ролей BSRI. Опросник используется для выявления степени выраженности маскулинных и феминных характеристик, а также позволяет определить тип личности: маскулинный, феминный, андрогинный. Согласно теории Сандры Бем, можно говорить о существовании, как минмум, восьми типов гендерной идентичности: мужчины с выраженными маскулинными качествами, не выраженными феминными; мужчины с выраженными феминными качествами, не выраженными маскулинными; андрогинный тип, которому присущи те и другие качества, выраженные слабо; андрогинный тип, которому присущи те и другие качества, выраженные сильно; то же самое относительно женщин. В констатирующем эксперименте всего было опрошено 50 студентов 4 курса: 20 студентов Экономического университета, 30 студентов Академии дизайна и искусств. Критериями отбора студентов этих вузов были: одинаковый возраст и окончание одного из этапов образования (бакалаврат), одинаковый социальный статус - студенчество. Различная профессиональная направленность студентов двух вузов позволяет сравнить, как этот фактор влияет на личностный дифференциал и показатели феминности и маскулинности.
    Формирующая часть эксперимента была проведена на базе Академии дизайна и искусств. 
    Критериями выбора экспериментальной и контрольной групп были: общая возрастная группа, общий социальный статус, общая профессиональная направленность. 
    Экспериментальную группу составили 10 студентов Академии дизайна и искусств, критерий выбора группы был произвольным, по степени удобства расписания. Контрольную группу составили 20 студентов Академии дизайна и искусств. 
    В рамках формирующего эксперимент эксперимента со студентами экспериментальной группы проводились занятия, целью которых было выявление представлений студентов о гендерных стереотипах и расширение этих представлений посредством лекционных и тренинговых занятий. 
    Наши исследования показали, что гендерная идентичность подавляющего большинства студентов, независимо от профессиональной направленности, соответствует андрогинному типу, это относится как к юношам, так и к девушкам. Поскольку мы обнаружили, что показатели силы и активности, которые свидетельствуют о развитии волевых сторон личности, активности, общительности, в экспериментальной группе увеличились в положительную сторону после проведенных занятий, можно сделать вывод, что расширение границ представлений о гендерных стереотипах положительно влияет на самооценку личности, что расширяет её возможности самореализации в обществе. 
    Проведенные исследования подтвердили, что попытки жесткого детерминирования по гендерной принадлежности личности в социуме не имеют природного характера и являются последствием существующих гендерных стереотипов, которые мы унаследовали от патриархатной культуры. Низкий уровень фактора активности у юношей говорит о проблеме кризиса маскулинности в современном обществе. Возможно, это является следствием того, что на сегодня соответствовать традиционным гендерным стереотипам сложно и самим мужчинам. Более того, гендерные стереотипы ограничивают самореализацию личности. 

    Исследования, проведенные в студенческой среде, показывают, что нет оснований для существующей на сегодняшний день в нашем обществе ситуации дискриминации женщин, она является последствием существования гендерных стереотипов. Изменение этой ситуации в Украине возможно через расширение представлений о гендерных стереотипах, постепенном изменении самих стереотипов, включение гендера как дисциплины в систему образования. Это необходимо как для женщин, так и для мужчин. Так же необходимо дальнейшее расширение и углубление гендерных исследований, активная адаптация их результатов во всех сферах и на всех уровнях социальной, научной, культурной, политической жизни общества, популяризация идей гендерного равенства. Мужчина и женщина являются частью целого. Интеграция женского в социум, изменение представлений о гендерных стереотипах, которые сегодня ограничивают личностное развитие и способствуют существованию гендерной дискриминации, позволит выработать новые стратегии эволюционного развития социума. Социальные системы представляют собой самоорганизующееся общество, являющееся частью природы. Гендерное образование является важнейшим стратегическим фактором внедрения идей плюрализма, единства многообразия нашего мира, понимания жизни как сверхсложного процесса.

 

Гендерный аспект философии 
Обзор литературы 
М. В. Кехтер, г. Харьков

 1. Античная философия

    Человек испытывает духовную потребность в том, чтобы иметь целостное представление о мире. На многие вопросы у науки нет ответа, она не может их разрешить. Разрешение их лежит в области философского мышления. Философия включает в себя учение об общих принципах бытия. Начиная с Сократа основные усилия осознавшей себя философии направлены к тому, чтобы найти высшее начало и смысл бытия.
Философия составляет теоретическую основу мировоззрения, которое является обобщенной системой взглядов человека на мир в целом, на свое собственное место в нем, понимание и оценка человеком смысла своей жизни и деятельности, судеб человечества, веры, убеждений, идеалов и т.д.
    Философия - это система основополагающих идей в составе мировоззрения человека и общества. Естественно, что отношения "мужского" и "женского", т.е. гендерные отношения, не могли не найти в ней своего отражения [1]. Гендер является социальной конструкцией пола, где выработанные идеология и культурные практики служат цели сохранения определенной структурной организации общества- патриархата [2]. Гендер как социально сконструированный механизм мужского доминирования и женского подчинения базируется на институте гетеросексуальности, непременным элементом которого является контроль общества над женской телесностью и сексуальностью [3]. 
    На ранних этапах развития философии, в античной натурфилософии, например, "мужское" и "женское" были представлены двумя чередующимися, дополняющими друг друга началами, характеристики которых проявляются в природе основных космических полярностей, посредством которых создается как структура космического целого, так и человеческого бытия - правое и левое, день и ночь и т.п. Античная философия представляет собой последовательно развивавшуюся философскую мысль, основанную на культурах Древнего востока. Механизмом взаимодействия мужского и женского в натурфилософии являются не отношения господства и подчинения, а отношения функциональных различий между ними которые определяют смену рождения и смерти, социальные и биологические ритмы в общем циклическом процессе космической жизни.
    В учениях греческой философии Пифагора и софистов уже возникало разделение на духовное и материальное, наметилась бинарная оппозиция разума и тела. Еще более четко она обозначилась Сократом. При всей гениальности этого мыслителя он все-таки остается человеком, а, значит, несет в своих суждениях эмпирический опыт, который отражает и специфику социального положения женщин и мужчин в окружавшем его обществе, особенно если эта специфика подкрепляется негативным личным опытом (Сократ был женат на Ксантиппе, злой нрав которой вошел в пословицы) [1]. Положение основной массы женщин в античной Греции хорошо иллюстрируют поговорки: "Сидит дома, прядет шерсть", "колотить следует орехи, осла и женщину" (стоит ли удивляться дурному нраву жены Сократа при таком отношении к женщине?) [4]. Марцал, живший в начале новой эры, точно и емко характеризовал положение женщины так: " Надобно, Приск, чтоб женщина была в подчинении у мужа, иначе равенства, верь, меж супругами нет" [5]. Общество, ориентированное на подавление женщины как социальной единицы, обречено на извечный конфликт [6]. Как только проблематика человеческой субъективности становится основной, разум ассоциируется с рядом позитивных характеристик, носителем которых выступает мужское начало (таких как духовность, сознание, рациональность, активность, внешнее), а тело- с серией негативных характеристик, которые репрезентированы женским началом (чувственность, бессознательное, нерациональное, пассивное, внутреннее).
    Платон- первый из античных философов, почти все сочинения которого дошли до нас. В основе философии Платона лежит противопоставление чувственно воспринимаемого и бестелесного миров, явления и сущности. Все многообразие жизни он делит на классы вещей. Платон говорил, что каждому классу вещей чувственного мира соответствует некая вечная причина, делающая вещь относящейся именно к этому классу; это- подлинная сущность вещей, т.е. идея. Мир идей- иерархически организованная система, на вершине которой находится идея блага. Платон так же вводит термин "материя" (впервые в античной философии). Материя, по Платону, лишенный качеств субстрат, из которого могут быть образованы любые тела, подобно тому, как из золота можно отлить имеющие разнообразную форму изделия. Мир идей у Платона есть мужское, т.е. активное начало, материя- начало женское, пассивное. А мир чувственно воспринимаемых вещей - детище обоих [7]. Таким образом. Платон является одним из наиболее радикальных патриархатных мыслителей античности. В идеалистической философии Платона телесность получает позитивное значение только тогда, когда ее функционирование полностью определяется требованиями разума и проявляется в чувственном опыте, который совершенно очищен от характеристик случайного, хаотического, индивидуального. В диалоге "Пир" Платон квалифицирует "высший" тип чувственности как "духовный" или "небесный" мужской эрос, сферой проявления которого является философия. "Пошлый", женский эрос представляет собой "низкий" род эроса, где чувственность не подчинена разуму и в ней доминируют случайные эгоистические влечения. В этом же произведении Платон впервые формулирует идею существования не двух, а трех полов: мужского, женского, андрогинного. Андрогин объединял в себе оба пола, но Зевс разделил его на две половинки - мужскую и женскую - и они ищут друг друга [8]. Идея разделения изначально целостной природы перешла в дальнейшем в средневековую теологию и философию [9]. 
     Женский субъект исключается у Платона из сферы философского знания, признается только мужской субъект - "мудрый муж". Принципы мизогинии воплощены в его идеи о необходимости введения в "справедливом государстве" института общности жен, посредством которого он считает возможным нейтрализовать женское как сферу частного, приватного, которой он приписывает наиболее разрушительное влияние на государство. По его мнению, именно стремление правителей действовать в интересах своих детей и жен есть источник алчности и собственнических чувств. Именно женщин Платон считает в первую очередь ответственными за антиобщественные тенденции в государстве и настаивает на их деприватизации и изгнании из частных домов [3].
    В греческой литературной традиции у женского есть только два пути вырваться из сферы приватного, частного и проникнуть в сферу публичного, предназначенного для мужчин: бесконечное самопожертвование для мужского (для мужа, отца), либо лишь формально являющийся актом свободного выбора добровольное принятие жертвенной смерти во имя отечества, навязанное мужским военным сообществом. В противоположность жертвенным женщинам описываются эксцессивно деструктивные женщины, при этом эксцессивность обретает нечеловеческие черты, являющие собой угрозу "поглощения" субъекта, т.е. "мужского" [10].
    Аристотель в своих сочинениях тщательно анализирует концепции, созданные его предшественниками, он подразделяет науки на теоретические, практические и творческие, логика является пропедевтикой ко всем наукам. Материя в его теории остается бесформенным веществом, потенцией, становящейся чем-либо в результате активности формы в момент ее соединения с материей. Форма вечна и неизменна. Трем моментам жизни - вегетативному, чувственно-моторному, интеллектуальному - соответствует три души: вегетативная, чувственная, интеллектуальная. Аристотель исходит из того, что человеческая природа вообще испорчена, а этические добродетели свойственны людям не в равной степени: одна добродетель - для мужчин, другая - для женщин, одна - для свободного человека, другая- для раба. Аристотель рассматривает рабство как необходимое и вечное явление. Аристотель считал первым политическим проявление сущности человека - создание семьи. Суть отношений в семье - господин и раб, муж и жена, отец и дети. Аристотель разделяет пристрастия Софокла относительно женской репрезентации, выраженные в словах: молчание придает женщине красоту. Власть в государстве - это продолжение развития власти главы семьи. Аристотель считал, что природа сама устроила так, что физическая организация свободных людей отлична от рабов, у рабов тело мощнее и приспособлено к физическому труду. Здесь как нельзя лучше проявляется эффект "слепого пятна", т. к. подобное соотношение в физиологии можно наблюдать относительно мужского и женского тела: можно сказать, следуя логике Аристотеля, что мужское тело больше приспособлено к физической работе, а женское - к духовной. Аристотель, в отличие от Платона, не отрицает женское полностью и даже отмечает полезность женщин, если они проконтролированы и служат мужчине и их отношения находятся в рамках отношений раба и господина. Согласно философии Аристотеля, у женщин нет и не может быть собственных целей и характеристик, которые бы не были связаны cо служением мужчине. Положение женщины у Аристотеля еще более драматично, чем положение раба т.к. основано не на социальном, а на "естественном неравенстве" и поэтому в принципе не может быть изменено в пользу женщин, в отличие от положения раба, который потенциально может получить свободу [11]. Успешное осуществление женщинами своих функций у Аристотеля обеспечивается постоянным контролем в семейной и государственной сферах. Жизнь женщины жестко регламентирована: им предписано, какими видами деятельности они должны и не должны заниматься, в каком возрасте должны выходить замуж и производить потомство и т.д. Женское у Аристотеля превращается в объект детального описания и контроля, который служит еще большему укреплению власти имеющему возможность получить образование, рационального мужского меньшинства в античном полисе. Взгляды Аристотеля оказали большое влияние на философов средневековья. 
    Таким образом, с возникновением классической модели субъективности, ориентированной на понятие рационального, целостного и самотождественного субъекта, в западноевропейской философии возникает патриархатная традиция, которую в современной философии называют фаллогоцентризмом, подчеркивая тем самым, что по видимости бесполый приоритет разума - логоса в ней неразрывно связан с приоритетом мужского начала и присущих ему атрибутов и характеристик. Мужское начало выступает как высшее совершенство не только в структуре человеческой субъективности, но и мироздания в целом. С точки зрения представителей афинской школы тело ассоциируется с женским началом и представляет собой полюс абсолютного несовершенства, хаоса, небытия. Данная бинарная конструкция в социальном контексте культуры оправдывает подчиненное социальное положение женщины в обществе, женщины определены исключительно в терминах домашнего хозяйства, патриархатной семьи.
    В фаллогоцентристской метафизике женщины репрезентированы как несовершенные, болезненные, нерациональные существа, неспособные осуществлять сознательный контроль над своими телами и действиями. Имплицитно женские тела рассматриваются как неспособные к мужским достижениям, поскольку являются физически более слабыми, склонными к гормональной иррегулярности, случайным вторжениям и непредсказуемости.
    В патриархатной философской традиции женское тело определяется как стихийное и деструктивное природное начало, влияние которого на культуру несет в себе угрозу и должно быть нейтрализовано. Именно поэтому на протяжении длительного исторического периода в человеческой интеллектуальной истории господствует мизогиния. Женское исключалось как из системы рационального философского мышления, так и из системы организации общественной жизни [3].

2.Философия средневековья

    Раннее средневековье в Европе характеризуется становлением христианства в условиях формирования европейских государств в результате падения Римской империи. Зрелое средневековье связано со становлением и утверждением феодализма, который в качестве своей мировоззренческой основы использовал развитое христианство. В средневековой философии выделяют два основных исторических этапа: патристика - зарождение и развитие христианской философии в условиях античности, представителями которого являлись Августин, Оригена, Тертулиан и др. Их методология основывалась на философской методологии Платона и неоплатоников. Женское полностью исключается из философского мышления и культуры. Основной особенностью патристики является то, что женское отождествляется не с чувственностью как таковой, а "извращенной", "греховной" чувственностью, разрушающей внутреннее единство человеческого и божественного начала. Женское - источник наиболее греховного чувства, т.к. оно в наименьшей степени поддается рациональному контролю. По мнению Августина, самое эффективное средство исключения греховной чувственности - безбрачие и девственность. Поскольку брак все-таки был установлен Богом, сексуальные отношения в браке должны решать исключительно задачу продолжения рода. Августин различает телесное и символическое женского, в первом случае женское сводится к характеристикам пола, а во втором женщина рассматривается как существо, наделенное разумом и способное к религиозному чувству. Еще более радикальным представителем христианской мизогинии был Амвросий, относивший женское к области зла как такового. Женщина имеет надежду на спасение только если она желает служить Христу и полностью откажется от своего тела и прекратит быть женщиной. Тогда она может быть названа мужчиной. 
    Второй исторический этап развития философии - схоластика ( Ансельм Кентерберийский, Пьер Абеляр, Фома Аквинский ). Их взгляды основывались на методологии Аристотеля, в которой функции женского в культуре допускаются при условии, что над ними осуществляется постоянный рациональный контроль, женское начало во всех отношениях уступает мужскому, но допускается, что оно имеет свое место в реализации божественного плана в целом. Но идея о том, что деторождение является не столько результатом грехопадения, сколько функцией природного порядка делает плотскую природу непреодолимой. В схоластической философии подчиненное положение женщины является абсолютным, т.к. обусловлено ее "естественным предназначением" [3]. Например, для Фомы Аквинского только мужчина является подобием Бога, а женщина - лишь средство для реализации принципа человеческого рода, не имеет никакого самостоятельного значения. Рассмотрение женского в философии схоластики придает женщине статус вещи, которая принципиально не отличается от других вещей и орудий руда и которой мужчина может распоряжаться по своему усмотрению. Таким образом, в схоластике формируется представление об абсолютистском характере патриархатной власти по аналогии с властью бога, которой должны быть подчинены все функции индивидов и которая жестоко карает за любые уклонения от рационального плана патриархата. Укрепляется монотеистическая концепция мироздания, которая как нельзя лучше отвечает потребностям тоталитарной власти.
    Религиозная история как христианства, так и мусульманства содержит указание на то, что на первых этапах становления этих религий, когда они были гонимы, женщины играли активную роль, они часто стояли во главе первых христианских общин. Однако эта ситуация претерпела значительные изменения, когда христианская церковь превратилась в мощный институт и легализована принятием Миланского эдикта .
    Транскультурные символизации половых различий и их проекции на реальность мирового порядка не являются независимыми и изначальными, они не только классифицируют мир в терминах биоидной дихотомии, но и придают ценностный статус объекту в зависимости от его принадлежности к "мужскому" или "женскому", а также создают иерархию соподчинения. В качестве стереотипа, продуцируемого большинством мифологических архетипов, является "логика насилия", активно тиражируемая патриархатной культурой. Одна и женофобских моделей сформирована в результате возвеличивания христианского идеала непорочного зачатия и рождения, который объявлял "порочным" и "греховным" любое "иное", т.е. физическое. Реальное , плотское зачатие и рождение, переводя тем самым "идеал" в область мужской утопии и фантазма, а женщин ставя в положение "осквернительниц идеала". Так как "вне - плотское" рождение возможно только "умственным", "логическим" путем, то мужской тип творческого продуцирования - "из головы"- получал статус "превосходящего" и более ценного для культуры (в согласии с версией Платона, чье влияние перешло и на мыслителей средневековья), а женский, естественный и единственно возможный тип человеческого рождения, был объявлен "проклятием и наказанием Господа". Это позволило репрессировать женское тело и изгнать женщин из активной общественной деятельности [12]. 
    В эпоху средневековья патриархатная философская традиция усиливается, т.к. в структуре оппозиции разума и тела доминирующее положение разума еще более укрепляется благодаря строгим нормам и ограничениям по отношению к телу и чувственности в христианстве. Был полностью нивелирован женский опыт Веры и потребности женщин в религиозном самовыражении. Таким образом, можно утверждать, что философия средневековья не только остается в рамках традиции мизогинии и фаллоцентризма, но и усиливает ее, утверждая абсолютный и неограниченный характер патриархатной власти.

3. Гендерная проблематика в философии эпохи Просвещения

    В эпоху просвещения впервые в истории классического мышления происходит легализация чувственности. Ж. Ж. Руссо писал: " Разум многим обязан страстям, а страсти - разуму" [13]. Теория воспитания, изложенная Ж. Ж. Руссо в романах "Эмиль или о воспитании" и "Юлия или новая Элоиза" не являлась гендерно-нейтральной. Хотя в этих работах ярко выражена мысль о том, сто женское начало обладает целым рядом позитивных качеств, которые отсутствуют у мужчин и которые оказывают важное позитивное влияние на процесс формирования мужского субъекта, оценка этих качеств происходит с мужской точки зрения полезности их для мужчин же. Женское субъективное остается маргинальным, обслуживающим мужские потребности. По мнению Руссо, основная роль женского основывается на том, что женщины наделены способностью нравиться мужчинам и вызывать у последних лучшие человеческие чувства - любовь, сострадание, заботу, таким образом, благотворно воздействовать на мужчин: облагораживать и смягчать их нравы, развивать чувствительность и формировать у них более изысканный вкус. Принципиальное различие мужской и женской субъективности, по мнению Руссо, заключается в избыточной сексуализированности женской чувственности. Нельзя не заметить, что имеет место перенос, т.е. приписывание женщинам качеств, которые реально являются чувствами мужчин относительно женщин и скорее характеризуют мужскую природу, а не женскую. "В жизни мужчины и женщины пол как таковой играет далеко не одинаковую роль. Самец является самцом лишь в некие минуты, самка остается самкой всю жизнь, во всяком случае, все годы своей молодости" [13]. На лицо приписывание объективному субъективного, свойственного мужчинам восприятия реальности, в данном случае, восприятия женщин. При этом в контексте общей либерально-демократической направленности идей Просвещения Руссо не считает предосудительным сам факт природной сексуализированности женщин, но ставит вопрос о ее конструктивной (с мужской точки зрения) реализации. Руссо считает, что женские природные качества в принципе невозможно нейтрализовать или изменить; к тому же в этом нет никакой необходимости, поскольку женская чувственность может и должна выполнять свою позитивную общественную функцию. Для этого необходимо найти такие способы воздействия на нее, благодаря которым она бы сохраняла свой естественный характер. Наделив женщину безграничными вожделениями, "верховное существо" присоединило к ним стыдливость, призванную их сдерживать, однако чувство стыда является недостаточным средством самоконтроля, поскольку оно ставит их в зависимость от мнения других людей и не позволяет осуществлять контроль над собой полностью самостоятельно. Гораздо более эффективным средством самоконтроля является самоконтроль посредством разума, выражением которого у Руссо является Высшая Воля. Однако самоконтроль по средством Высшей Воли женщинам недоступен в виду их слабости. Самоконтроль по средством разума, при котором субъект ориентируется не на мнения других о себе, а на принципы всеобщего нравственного законодательства, даже мужчинам доступен не сразу. Вначале ему нужен ментор-наставник, заменяющий принципы Общей Воли, которому бы он повиновался беспрекословно до тех пор, пока не женится и сам не станет отцом. Согласно Руссо, с момента наступления отцовства у мужчин внешний контроль наставника заменяется внутренней самодисциплиной, которая позволяет субъекту устранить несовпадение между универсальной Общей Волей и эгоистической индивидуальной волей. Поскольку женщине недоступен самоконтроль посредством разума, по мнению Руссо, они вынуждены на протяжении всей жизни прибегать к услугам ментора-наставника, функцию которого выполняет мужчина: отец женщины, а затем - ее муж. Для того, чтобы оставаться "естественной женщиной" и сохранить свою чувственность от вредных влияний, женщина должна в процессе социализации перейти из одного дома (родительского) в другой (дом своего мужа). Невольно напрашивается ассоциация с мусульманским "одомашнивание женщин" и паранжой, что говорит об универсальности практик маскулинных привилегий [14]. Руссо трактует сексуальное различие реакционным образом: условием репрезентации женской чувственности у него выступает мужской рациональный контроль, а единственно возможной сферой реализации женской субъективности - патриархатная семья. 
    Наиболее значительный теоретик гендерной проблематики после Руссо, основоположник немецкой классической философии Иммануил Кант считал, что различие мужской и женской субъективности определяется различием интеллектуальных позиций, способом, которым мужчины и женщины используют свой разум. Основная задача Просвещения- пользоваться своим разумом, не рассчитывая на разум других, как считал Кант, тенденция опираться на авторитеты особенно характерна для женщин. Хотя, что он мог знать о них? На склоне лет он говорил, что очень рад что избежал механических телесных движений, лишенных метафизического смысла [1].
    Кант выделяет три основные разновидности всеобщего законодательства - принцип трансцендентального единства апперцепции как основной закон чистого разума, моральный категорический императив и законы суждения. Он отличал трансцендентальную апперцепцию от единства, характеризующего эмпирическое Я и состоящего в отнесении сложного комплекса состояний сознания к нашему Я как его центру, что необходимо для объединения всего многообразия, данного в опыте и образующего содержание всех переживаний Я. Для того, чтобы определить, действительно ли является его поступок рациональным или нравственным, человек должен сверять свои действия с требованиями трансцендентального единства апперцепции или морального категорического императива, которые являются абсолютно всеобщими и универсальными. Определяющим в структуре человеческой субъективности Кант считал чувство вины. Он отличает конструкцию мужской вины от женской. Конструкция мужской вины строится как конструкция "внутренней вины", или "совести", когда мужской субъект, переживая чувство нехватки по отношению к всеобщему закону находит его причину внутри себя и стремится ее устранить. Мужской субъект непосредственно относится к инстанции всеобщего закона. Для женского субъекта данное отношение всегда опосредовано отношением к другим, являющимся для женщины формой замещения ее отношения к инстанции всеобщего законодательства. В результате "вина" у женского субъекта формируется в виде конструкции "внешней вины", "стыда", когда в качестве причины несоответствия общему закону для субъекта всегда выступает внешний Другой а не сам субъект.
    Гендерно маркированный индивид выступает у Канта как социальный конструкт, произведенный структурой всеобщего закона. Разные конструкции мужской и женской вины определяют разные конструкции мужского и женского субъекта в процессе познания. Мужской субъект, сконструированный внутренней виной, является у Канта рефлексивным субъектом, ориентированным на познание себя и своего места в мире, отношение своего "я" к миру, а мужской разум определяется Кантом как "глубокий ум", склонный к философскому познанию разум, пытающийся ответить на метафизические вопросы "что я могу знать", "что я должен делать", "на что я могу надеяться" относительно требований всеобщего законодательства. Женский субъект, конституированный внешней виной относится к миру не всеобщим, а сугубо частным образом, его знание о мире является ситуативным, все метафизические вопросы теряют для него свой трансцендентальный смысл.
В философии Канта сохраняются приоритеты, характерные для патриархатной философской традиции в целом, он отдает явное предпочтение интеллектуальной способности мужского субъекта в процессе познания, т.к., по мнению Канта, только мужской субъект способен выступать субъектом философского знания. Женский субъект не имеет, как следует из философии Канта, доступа к сфере привилегированного философского познания, выступая лишь в качестве объекта антропологического анализа, что обуславливает его подчиненное положение и низкий статус в культуре в целом.
    В эпоху Просвещения впервые были высказаны идеи в защиту женских прав и женской эмансипации. Одной из первых в истории философии их сформулировала женщина Мери Уоллстонкрафт в своей книге "В защиту прав женщин" (1792 г.). Это тем более знаменательно, если не забывать, что женщинам был закрыт доступ в высшие учебные заведения до 19 века. Философский проект Мери Уоллстонкрафт является первым феминистским проектом в истории философской мысли. 
    Уоллстонкрафт обосновывает идею женских прав, опираясь на положения либеральной теории английского философа Джона Локка о необходимости признания равных прав для всех "полноценных граждан". Парадоксальным является то, что в качестве "полноценных граждан" в возможного либерального общества в концепции Локка признаются независимые по отношению к монарху владельцы частной собственности, которым в первую очередь атрибутируется способность быть рациональными субъектами. Соответственно и для Мери Уоллстонкрафт наиболее важным становится тезис о признании женского субъекта рациональным: только в таком случае она имеет шанс войти в локковский либеральный континуум "полноценного гражданства". Уоллстонкрафт утверждает, что женская чувственность является не чисто естественной, а социально обусловленной характеристикой. Она критикует "избыточную чувствительность", которая вменяется женщинам в философской концепции Руссо. По мнению Уоллстокрафт, причина несамостоятельного и несовершенного состояния женской субъективности имеет не природный характер, а является результатом отсутствия возможности образования для женщин. В результате неправильного, несистематического образования мышление женщин ограничивается уровнем хаотических и инфантильных ассоциаций, не достигая уровня дедукции и обобщения. Она создает просветительскую философскую концепцию женского образования, принципиально отличную от концепции Руссо. В ее концепции принципиально изменяется форма зависимости женского субъекта от власти того, кто "предположительно знает" (ментора, мужчины), в качестве наставника выступают наемные учителя, что формирует структурное отношение зависимости учитель - ученик в терминах формального договора, допускающего свободу выбора и со стороны женщин. Принципиально трансформируется качественная задача образования. Ведущую роль играет развитие гносеологической, логической и философской способности женщины, в терминах которой осуществляется и ее нравственно-гражданское воспитание. 
    Философская позиция Уоллстонкрафт соответствует просветительской форме рационализма и эгалитаризма, в которых присутствует выражение специфически маскулинной перспективы в трактовке женской субъективности. Фиксируя существование в современной ей культуре бинарных оппозиций разум-чувственность, сознание-тело, цивилизация-варварство, где мужское начало относится к доминирующей, а женское - к подчиненной стороне, Уоллстонкрафт в логике либерального эгалитаризма стремится идентифицировать женское с первой, позитивно оцениваемой стороной, признавая тем самым универсальный характер мужской рациональной нормы в культуре. В то же время огромная заслуга Уоллстонкрафт заключается в том, что она впервые проанализировала традиционную модель женской субъективности как искусственный социальный конструкт, созданный в рамках мужской культуры и выступила с критикой многих характеристик патриархатного общества. Уоллстонкрафт впервые в истории философии исходит из способности женского субъекта выступать субъектом научного и философского знания и, хотя при этом женский субъект у нее подпадает под мужскую рациональную норму, теория познания Уоллстонкрафт, безусловно, является одним из первых проектов антидискриминационной эпистемологии [3].
    В философии Просвещения впервые в интеллектуальной истории человечества рассматриваются вопросы о возможности развития женских интеллектуальных способностей и женском образовании. И хотя большинство мужчин - философов в целом негативно оценивают перспективы просвещения для женщин, в эпоху Просвещения впервые в истории философии и общественной мысли появляются теории, в которых формулируются идеи женской эмансипации и осуществляется критика патриархатной идеологии. 


Список литературы

1. Спиркин А.Г., Философия: учебник. М., Гардарики, 2002, 736 2. Антология гендерных исследований. Сб. пер./Сост. и комментарии Е.И. Гаповой и А.Р. Усмановой. Мн.: Пропилеи, 2000. 384 с.
3. Введение в гендерные исследования. Ч.1: Учебное пособие/Под ред И.А. Жеребкиной. Харьков: ХЦГИ, 2001; СПб.: Алетейя, 2001. 708с.
4. Корж Н.Г., Луцька Ф.Й. Із скарбниці античної мудрості. К., 1988.,с. 261.
5. Корж Н.Г., Луцька Ф.Й. Із скарбниці античної мудрості. К., 1988.,с. 263.
6. Крупа Т. Зеркало Лаиды. Истории античных гетер: первый опыт феминизма. М., 2002., 376 с.
7. Ильин В.В. История философии: учебник для вузов. СПб.: Питер, 2005;
732 с. 
8. Платон. Пир// Сочинения в трех томах. Том 2. М.: Мысль, 1970. с.106-107.
9. Введение в гендерные исследования// Под ред. И. В. Костиковой. М.: МГУ, 2000, 224с.
10.Жижек Славой. Женская эксцессивность.// Гендерные исследования. 2004, №11; Харьковский центр гендерных исследований. С. 36-52. 
11. Аристотель. Политика// Сочиния в четырех томах. Том 4. М.: Мысль, 1983, с. 383.
12. Суковатая В.А. Женщина в религиозной истории и феминистская теология. Женщины в истории: возможность быть увиденными.: Сб науч.ст. Вып. 2/Гл.ред. И.Р. Чикалова. Мн.: БГПУ, 2002, с. 33-64. 
13. Руссо Жан Жак. Эмиль или о воспитании//Избранные сочинения. Том 1. М.: Государственное издательство художественной литературы,1961. С. 98. 
14. Айзенстайн Зилла. Феминизм после 11 сентября.// Гендерные исследования. 2004, №7-8; Харьковский центр гендерных исследований. С. 7-30.

 

       Оглавление            Далее >>    


Rambler's Top100 Яндекс.Метрика