О родах

Харьков-Здоровье

Какими могут и должны быть роды


 Оглавление   Возрожденные роды. Предисловие   Опыт работы в Питивьере >   Против догм в акушерстве >  Далее >>    

Мишель Оден


Возрожденные роды

Из книги Мишеля Одена

   Мишель Оден родился в 1930 году. Он начал работу в клинике Питивьера (Франция ) в 1962 году, имея квалификацию хирурга общего назначения. Вскоре он решил посветить себя совершенствованию местной клиники.
    Сейчас он всемирно известный новатор в области деторождения, его имя связывают с такими учеными, как Лебуа и Ламаз, хотя Мишель Оден во многом превзошел их. Его лекции, статьи и книги оказали значительное влияние на врачей, акушеров и матерей всего мира. Начало радикальных реформ в клиниках связывают с выходом в свет книги "Возрожденные роды".


Предисловие к русскому изданию

    Эта книга о деторождении первоначально была рассчитана на американского читателя. Она была написана в начале 80-х, когда во всем мире началось безудержное распространение американского стиля жизни. Прочитав множество лекций во многих американских штатах и встретившись со многими людьми, в том числе с профессионалами, я убедился в том, что американское акушерство стоит на ошибочном пути, пути опасном. Поэтому для меня было важно как можно скорее начать спор с приверженцами североамериканской модели отношения к родам. Я сделал это, просто обобщив то, чему научился, работая во французской муниципальной больнице. Я попытался рассказать о том, как мне пришлось в корне изменить свои взгляды, о том, что представляет собой родильное отделение, когда медицинский персонал понимает, насколько окружающая женщину обстановка важна для нормального течения родов, для первого контакта матери и ребенка и для начала грудного вскармливания.
    Почему я хочу, чтобы книга вышла в вашей стране? Я считаю своим долгом предупредить россиян об ошибках, допущенных в развитии акушерства и всей области деторождения во Франции, США и других западных странах. Вам еще не поздно принять меры к тому, чтобы предотвратить некоторые из этих ошибок.
    Почему я считаю актуальным издание книги в России именно сейчас? В течение последних двадцати лет большинство детей на Западе рождается в окружении бесчисленных электронных приборов. В конце 60-х врачам-акушерам казалось, что если бы они могли постоянно слышать сердцебиение ребенка во время родов благодаря электронным приборам, они смогли бы создать наилучшие условия для своевременного вмешательства в том случае, если ребенку угрожает опасность. Они считали, что электронные приборы помогут сделать роды более безопасными. Однако это было только предположение. Оно не подтверждалось никакими научными данными.
    В последнее время происходят события, свидетельствующие о том, что мы, возможно, живем в конце электронной эры. Мы -свидетели поворотного момента в истории деторождения.
    Поворотный момент - это конкретное событие, имеющее точную дату. Я предлагаю считать такой датой 12 декабря 1987 года. В этот день в "Lancet", одном из самых престижных и авторитетных медицинских журналов мира, появилась очень важная статья. Она была посвящена результатам восьми значительных исследований, проведенных в разных странах. Целью этих исследований, анализировавших тысячи родов, было сравнение групп женщин, рожавших с применением электронных приборов и без их применения (в этих случаях сердцебиение ребенка время от времени слушала акушерка). Результаты большинства из этих исследований уже публиковались в других авторитетных медицинских журналах ранее; новым было то, что в этой публикации они впервые были собраны воедино. Общий вывод состоял в следующем. Применение электронных приборов во время родов, никак не влияя на такие показатели, как число детей, родившихся живыми, и число детей, родившихся здоровыми, ведет к значительному увеличению количества случаев кесарева сечения и наложения щипцов. Оно делает роды более трудными и опасными; большее число детей приходится спасать при помощи операций. Это значит, что пришло время готовиться к наступлению "постэлектронной эры". Это значит, что пришло время поставить новые вопросы, касающиеся влияния обстановки на процесс родов и на первый контакт матери и ребенка. Вот почему эта книга вдруг оказалась актуальной.
    Со времени написания этой книги мое понимание влияния окружающей обстановки на роды значительно углубилось благодаря опыту домашних родов. Теперь я лучше понимаю важность некоторых деталей, таких, например, как размер комнаты. Комната для родов должна быть маленькой: в ней легче обрести чувство уединенности. Мне также стало ясно, насколько важно, чтобы комната эта была затемненной. Теперь я имею смелость утверждать, что присутствие отца ребенка может отрицательно сказаться на процессе родов, если он ведет себя как наблюдатель, постоянно разговаривает, пытается смотреть в глаза жене тогда, когда этого не надо делать, или же старается помогать, когда главное - не мешать.
    Я все время помню, что человек -млекопитающее животное. Млекопитающие стараются найти для родов уединенное место, им необходимо в этот момент одиночество.
    Я научился относиться с должным уважением к работам некоторых ученых, таких, как Найлз Ньютон (Niles Newton), изучающих поведение млекопитающих. Все выводы этих ученых оказываются совершенно верными, когда мы рассматриваем поведение человека.
    Вот почему на заре постэлектронной эры главным вопросом является следующий: как создать атмосферу уединенности даже в больнице? Как раз эта тема является центральной в моей книге. В будущем нам нужны будут родильные отделения, обстановка в которых была бы совершенно домашней. Они ничем не должны напоминать акушерские отделения электронной эры. Такие родильные дома призваны будут сыграть важную роль в обучении настоящих акушерок.
    Живущие в постэлектронную эру люди поймут, почему в нашей урбанизированной жизни необходимо найти место такому явлению, как домашние роды.
    Чтобы подготовить наступление постэлектронной эры, акушерству придется стать более научно обоснованным. Нам необходимо лучше знать нормальные физиологические процессы, происходящие до, во время и после родов. Мы должны более объективно относиться к данным статистики. Почему, например, в Голландии, единственной из индустриально развитых стран, где каждый третий ребенок рождается дома, уровень кесаревых сечений составляет 6% (против 25% в других странах), уровень перинатальной смертности ниже 10%, а материнской смертности - ниже, чем 1 на 10000?
    В конце 1991 года я побывал в нескольких родильных домах Москвы и обнаружил очень хорошие результаты при тех немыслимо низких затратах, которые поражают человека, пользующегося западными критериями оценки. В то время как уровень младенческой смертности (детей до года) высок, уровень перинатальной (до достижения ребенком семидневного возраста) и уровень материнской смертности могли бы считаться приемлемыми по западным стандартам. Частота кесаревых сечений меньше, чем в Америке, и почти все мамы кормят детей грудью, выйдя из роддома (в Америке примерно 50% матерей продолжают кормление грудью, вернувшись домой после родов).
    Одна из главных причин таких хороших статистических показателей в том, что в ваших роддомах нет электронного оборудования. Другая - в том, что роженицы находятся в основном в окружении женщин.
    Что бы я изменил в ваших больницах, так это жизнь матери и ребенка в первый час после его рождения. Ваши врачи должны избавиться от страха перед микробами и научиться делать различие между привычными и непривычными бактериями. Давайте вспомним, что у новорожденного ребенка нет бактерий, и в течение первых часов после рождения его слизистые оболочки заселяются миллиардами различных бактерий. В крови новорожденного ребенка присутствуют те же антитела, что и в крови его матери. Другими словами, бактерии, носителем которых является мать ребенка, будут привычными для него, в то время как бактерии, носителями которых являются другие люди, потенциально опасны для него. Привычные бактерии займут "свободную территорию" слизистых ребенка в том случае, если ребенок будет находиться в первый час после рождения в непосредственной близости от матери. Ранний и не ограниченный контакт матери и ребенка необходим и для того, чтобы ребенок мог получать молозиво, столь драгоценное для его здоровья.
    В Питивьере, с тех пор как мы поняли важность раннего контакта матери и ребенка, появилась тенденция к уменьшению числа случаев применения медикаментов во время родов. Нам кажется, что роды и родовспоможение приобретают иной смысл, когда мать имеет возможность ожидать награды за тяжкий труд родов: общения с ребенком, которое никто не прервет.
    Мне кажется, что сейчас самое подходящее время поделиться моим опытом и знаниями со всеми людьми, говорящими по-русски.  [114]

                                                                                                                                                                               Мишель Оден

 


 Оглавление   Возрожденные роды. Предисловие   Опыт работы в Питивьере >   Против догм в акушерстве >  Далее >>    


Rambler's Top100 Яндекс.Метрика