Nano Пацифист

Подписаться на ютуб канал Nano Пацифист

  Подписать петицию:
отмена призыва в армию
убрать НДС
долой президента
   
   
Видео:
Пикет пацифисты и 5.10 за отмену срочной службы в армии. Банковая, Киев 29.08.2019

Игорь Скрыпник

Игорь Скрыпник

ОГЛАВЛЕНИЕ


Как мы готовились

Автостоп в Польше

Нелегальный переход шенгенской границы

Автостоп в Германии

Французский Иностранный Легион

Жизнь нелегала в Париже

Депортация

Дома

ISBN 966-8004-63-9
Рывок в Европу

 


Книга "Рывок в Европу"
поход в Париж

  • Нелегальный переход шенгенской границы
  • Французский Иностранный Легион
  • Жизнь нелегала во Франции
  • Фотогалерея

книга Рывок в Европу

Отдых на Средиземном море

В Аубани мне особенно запомнился один волонтер. Он пришел на неделю раньше меня и был принят в Легион. Зовут его Андрей. Русский еврей, иммигрировавший в Германию. Он обещал заехать мне в физиономию, если я раскрою его национальность. Как видно из этого абзаца, я очень испугался такой угрозы.

Андрей - очень общительный парень. Душа любой компании. В любой момент готов поделиться с друзьями из своей команды последним рублем. И друзья в ответ делятся с ним. Эта концепция исправно работает. Хочешь, чтобы с тобой делились, первым поделись с другими. Поступай с другими так, как хочешь, чтобы поступали с тобой. Он преподнес мне немало уроков жизни. Друзей у Андрея множество. Увидев нового человека, он тут же идет с ним знакомиться. Кого он не любит, так это надменных типов, считающих себя выше других. Таких индивидуумов называют обезьянами и устраивают им коллективную травлю.
На гражданке Андрей служил в немецкой полиции. А еще раньше занимался бизнесом. На его счету собралось пятнадцать тысяч евро. У него когда-то был свой ресторан. И еще он покупал и продавал зерно вагонами. На момент поступления в Легион ему было аж двадцать три года. Зачем такой человек пришел в Легион? Говорит, что хочет стать жандармом, купить домик под Марселем и получить налоговые льготы.

Запомнился мне еще один случай. Каждый день нас строили в цепь и направляли прочесывать территорию базы в поисках окурков и прочего мусора. За ходом процесса следят уже принятые старшие волонтеры, полностью прошедшие процедуру отбора. Франкоязычные старшие очень нервно и педантично указывают пальцами на каждый окурок, требуя немедленно поднять его. А Андрей говорил нам: «Так. Идем, смотрим, смотрим, ничего не находим. А ну брось окурок! Чего ты схватил эту гадость? Неужели ты думаешь, что мы будем их потом пересчитывать?». Вообще, характерной чертой у французов выделяется холуйство. Они стремятся выслужиться перед начальством, мало разбираясь в наличии смысла в отдаваемых приказах. Русские же отличаются небрежным исполнением бессмысленных распоряжений.

И вот все тесты успешно пройдены. До этого момента волонтера называют синим (блу). Теперь я жду решения отборочной комиссии. И меня называют зеленым (вэрт). Комиссия принимает решения по четвергам. Тех, кого примут, будут называть красными (руж). На мой четверг набралось примерно 30 зеленых. А заказ у легиона только на 15-17 человек.
Зеленых уже возят на престижные работы. В военные ресторанчики и гостиницы Марселя. На берег Средиземного моря. Работы там часа на два. Остальное время можно наслаждаться жизнью и первоклассной кухней.
Один раз, правда, зеленых отправили возделывать целину. Каменистое горное плато перепахивал трактор, а затем волонтеры и легионеры вручную собирали различные по величине и весу камни. Работа тяжелая и грязная. Глинистая почва навсегда въедается в обувь. Зато потом на очищенной земле будут расти чудесные виноградники. Вокруг нас расстилалась незабываемая по красоте панорама. Горные склоны. А между ними – озаренные солнцем бесконечные виноградные поля.

Я познакомился со многими русскоговорящими легионерами. Один повар отслужил 12 лет в различных полках. Был в десяти горячих точках. Видел смерть сорока легионеров. Дал совет: "Если хочешь выжить на войне, знай: все, что движется, пытается тебя убить". Рассказывали, кто сколько получает. Легионер во Франции имеет около 1000 евро в месяц. А если пошлют в командировку за границу, да еще в зону интенсивных боевых действий, то гонорар может доходить и до 5000 евро.

Один капрал рассказывал, как он воевал в Южной Америке. Идет по лесу группа легионеров. Один выходит к реке и видит лодки наркодиллеров. Тут же по легионерам открывают огонь из крупнокалиберных пулеметов и гранатометов. Крошат джунгли в окрошку. Командир кричит снайперу: "Стреляй". Снайпер не глядя пускает пулю и докладывает: "Один точно есть". Отделение тихонько уползает. Через пятнадцать минут прилетает вертолет наркодиллеров и поливает джунгли напалмом. Отделение наблюдает за пожаром издалека. Потом докладывает: "Был бой. Потерь нет. Снайперу - медаль."
После рассказа капрала один русский волонтер ушел на гражданку. Звали его Сергеем. Три года назад приехал с родственниками во Францию и записался на политическое убежище. Стал работать на стройке. Со временем Сергей понял бесперспективность своего жизненного пути. Годы идут – вечно на стройке работать не получится. Сергей решил взять судьбу в свои руки и поискать свою жизненную перспективу во Французском Иностранном Легионе.
Но на базе отбора в Аубани Сергей наслушался рассказов бывалых легионеров. Рассказов об армейских походных трудностях и травмах. Это его отпугнуло. К тому же он привык к вольной жизни. Сергей привык сам решать, чем и когда он будет заниматься. А в армии нужно четко выполнять приказы командира. Такая жизнь не для него. Он ушел сам. Домой – к маме.

И вот настал заветный четверг. Нас построили, назвали тех, кто станет красным. Моей фамилии там не было. Я попал в колонну тех, кого пошлют на улицу. С окончательным отказом. Почему окончательный отказ? Чтобы не мешал поступать новым. Иначе в легион будут постоянно ходить одни и те же люди.

Легион честно исполнил взятые на себя обязательства. Мне выплатили деньги за все дни, которые я провел в Аубани, выдали железнодорожный билет до Лилля, вернули все мои вещи, которые не выкинули при поступлении. Казенные вещи забрали. Кроме туалетных принадлежностей и носков. Выдали бумагу для полиции об отказе легиона. В бумаге фигурировала только новая фамилия. Никаких подписей и печатей. А вот на билете печать есть. После всего этого нас погрузили в автобус и высадили где-то посреди Марселя.

Дальше >>

 

Яндекс.Метрика